Кулачные бои на масленицу

Русские кулачные бои: Главное мужское развлечение Масленицы

Как известно, сейчас идет масленичная неделя, которая подразумевает массу разных веселых традиций. Если большинство из них понятны и доступны даже детям, то другие со временем ушли на задний план. Сегодня по просьбе FURFUR автор журнала Interes Олег Уппит вспоминает главное мужское развлечение на Масленицу — кулачные бои.

Традиционный русский кулачный бой

Дрались, понятное дело, все, всегда и везде. По тем или иным причинам. Так или иначе. Восточные боевые искусства становились частью «пути самосовершенствования», индейцы Центральной Америки устраивали ритуальные поединки, а греки придумали Олимпийские игры — посвященные богам, но служившие и отличным развлечением для множества зрителей, собиравшихся раз в четыре года в городке Олимпия. Наши предки от других не отставали.

«Правила маркиза Квинсберри», появившиеся в 1865 году и регламентировавшие поведение боксеров, очень схожи с органично резвившимися на Руси правилами кулачного боя, сформировавшимися двумя-тремя веками ранее.

По-английски бытовавший на Руси кулачный бой недаром называется Russian fist fight — это действительно базовое местное «боевое искусство». По уровню сложности кулачный бой стоит на одной планке с другими народными мордобойными дисциплинами, не перегруженными излишней тонкостью техник. Находясь где-то посередине между французским саватом и ирландским боксом, он, тем не менее, незаслуженно находится на периферии внимания людей, интересующихся техниками боя и самозащиты. Может быть, виной тому — разрыв традиции, возможно — тренды, выведшие на первый план сначала восточные дисциплины, затем капоэйру, а теперь — английский бокс.

История русских кулачных боев

Первое упоминание о русском кулачном бое мы можем найти в «Повести временных лет». Нестор пишет: «Себо не погански ли живемъ. нравы всяческими льстими, превабляеми отъ Бога, трубами и скоморохи, и гусльми, и русальи; видимъ бо игрища уточена, и людей много множество, яко упихати другъ друга позоры деюще отбеса замышленаго дела» — в общем, критикует.

Читая это, следует понимать, что, уходя своими корнями к дохристианской культурной традиции, кулачные бои и не могли бы ожидать иного отношения от православного летописца.

О происхождении кулачного боя и его возможном ритуальном значении для древних славян мы не знаем и не можем знать по этим же причинам. Тем не менее, о развитии кулачного боя с XI по XX век есть достаточно как исторических, так и художественных свидетельств — стихов и народных песен, указов запрещавших бои, и полицейских протоколов, записей очевидцев и этнографов, по которым мы можем судить и о правилах поединков и о порядке проведения боев.

1. Праздник Троицы вблизи Царёва городища, 1900. 2. Михаил Песков «Кулачный бой
при Иване IV». 3. Бои «Стенка на стенку». 4. Современные кулачные бои.

Так, например, Назимов в своих воспоминаниях рассказывает: «Местные власти, кажется, смотрят на этот… обычай сквозь пальцы, не имея, вероятно, в виду положительных предписаний начальства, а может быть и сами исподтишка были зрителями подобных побоищ, тем более что многие значительные в городе люди, поборники старины, считали эти забавы весьма полезными для развития и поддержания физической силы и воинственных наклонностей народа. Да и мудрено было арзамасскому градоначальнику, то есть городничему, справиться при помощи 10–15 будочников и даже полной инвалидной команды в 30–40 человек со сборищем бойцов, которое, кроме подзадоривающих их многочисленных зрителей, простиралось, по словам очевидцев, до 500 человек».

А Лебедев статье для журнала «Русская старина» пишет: «Это совсем не была драка, ссора, вражда или что-либо подобное, а нечто вроде игрища. Между тем удары наносились серьезно, причиняли ушибы и даже смерть. Кулачные бои существуют во многих странах, но всюду они носят характер или состязательный — единоличный, как, например, бокс в Англии, или поединка, что было и у нас в допетровской Руси; но в том виде, какой они имеют в России, — в виде состязания огромных сборищ толпы, одна с другою, этого нигде и никогда не было. Удаль, избыток сил просились наружу и находили выход в таком своеобразном игрище.

О кулачных боях очень мало сведений, и напрасно станем искать их в истории или пособиях и монографиях; известия о них можно найти только в поучениях церковных и в мемуарах. А между тем о “кулачных боях” было немало правительственных распоряжений, и приходилось даже бороться с этого рода “спортом”».

Обычно кулачные бои приходились на большие праздники, летом проводились на улицах или площадях, а зимой на льду замерзших рек и озёр — там всегда было достаточно места. Кулачные бои не были чисто «региональным» развлечением. В Москве проходили бои на Москве-реке у Бабьегородской плотины, у Симонова и Новодевичьего монастырей и на Воробьевых горах, в Петербурге — на льду Невы и Фонтанки.

Бои сопровождались гуляниями, к месту стычек собирались зрители, а с ними и коробейники с товарами и сбиточники с горячим медом и пивом. Бои, проходившие с попустительства или даже в присутствии представителей дворянства (например, граф Орлов был «большим охотником до кулачного бою»), могли сопровождаться цыганскими оркестрами и даже небольшими фейерверками.

Больше всего боев происходило в масленичную неделю —
перед постом люди стремились
не только напиться-наесться,
но и, насколько возможно,
дать волю кулакам.

Конечно, регулярно случались и спонтанные стычки, когда что-то не могли поделить две улицы или две берега реки. Ну, или давно уже не могли поделить, но лишь периодически вспоминали об этом.

Три основных категории боя

Частные поединки один на один, по своей форме близкие к традиционному английскому боксу, но более безопасные. Было необходимо соблюдение правил, не позволявших участникам поединка скатываться в беспорядочную свалку и ограничивавших их в применении нечестных приемов и опасных ударов и захватов. В поединке должен быть победитель, но и побежденный должен остаться достаточно функциональным для того, чтобы жить дальше. Хотя так бывало не всегда, все зависело от ситуации — например, купец Калашников, про которого писал Лермонтов, отделал своего оппонента до смерти. Впрочем, у него и не было другого выхода, а победа того стоила.

Иллюстрация к произведению М. Ю. Лермонтова «Песня про купца Калашникова»

Из «сам на сам» следует выделить поединок «удар на удар»: участники, стоя на месте, обмениваются ударами, очередность которых определяется по жребию. Уклоняться от ударов запрещалось, допустимы были только блоки. Бой завершался, когда один из соперников был сбит с ног или сдавался.

Частные поединки бытовали и среди дворянства, хотя в этой среде предпочтение отдавалось все же вооруженным «дуэлям».

Судебные бои, когда поединок происходил между истцом и ответчиком или их представителями, «договорными бойцами».

Третья категория, о которой сегодня и пойдет речь, — массовые бои, в которых по праздникам или для «решения вопросов» сходились жители соседних улиц, районов или деревень или представители разных профессий.

Массовые бои делились на два типа

1 ЦЕПНОЙ БОЙ, ИЛИ «СЦЕПЛЯЛКА-СВАЛКА»

Все дрались против всех. Такой бой являлся самой древней и наиболее опасной разновидностью. Здесь правила якобы действовали, но кто мог уследить там за их выполнением? По своему характеру «сцеплялка-свалка» напоминала современный околофутбольный fair-play – выбрал противника по силе, победил, перешел к следующему.

2 СТЕНОШНЫЙ БОЙ, ИЛИ «СТЕНКА НА СТЕНКУ»

Это то, с чем сейчас ассоциируются традиционные кулачные бои — самый зрелищный и знаменитый вид русского кулачного боя.

Отступившие перегруппировывались, меняли бойцов и после передышки вновь вступали в бой, до тех пор пока одна из сторон не одерживала окончательную победу.

Название «стеношный» происходит от принятого в таких столкновениях боевого порядка — стороны выстраивались друг против друга в плотную линию, состоявшую из нескольких рядов, и шли на стенку противника с целью прорвать её и обратить врага в бегство.

Подготовка к бою

Время и место проведения битвы выбирали заранее, противоборствующие стороны, стенки, назначали вожаков — воевод и оговаривали конкретные правила. Предводителя стенки в разных местах называли по разному: башлык, голова, староста, боевой староста, старый чоловик.

Накануне боя вожак вместе с представителями своей стенки разрабатывал план предстоящего боя: выделял сильнейших и более опытных бойцов и распределял их по местам вдоль всей стены для руководства отдельными группами, составлявшими боевую линию стены. При подготовке также назначались резервные бойцы для проведения решающих атак и выделялись особые группы для того, чтобы выбить из боя какого-нибудь определенного противника. Во время боя руководители сторон не только непосредственно участвовали в нем, но и подбадривали своих бойцов и на ходу корректировали тактику.

У П. П. Бажова в сказе «Широкое плечо» приведено наставление башлыка своим бойцам: «Расставил бойцов, как ему лучше показалось, и наказывает, особенно тем, кои раньше в корню ходили и за самых надежных слыли. “Гляди, без баловства у меня. Нам без надобности, коли ты с каким Гришкой-Мишкой на потеху девкам да закладчикам станешь силой меряться. Нам надо, чтоб всем заодно, широким плечом. Действуй, как сказано”».

За время, оставшееся до схватки, участники готовились к ней — ели больше мяса и хлеба, чаще парились в бане. Бытовали и «магические» способы подготовки. Так в одном из древних лечебников даётся рекомендация: «убей змею черную саблей или ножом, да вынь из нее язык, да вверти в тафту зелену и в черную, да положи в сапог в левый, а обуй на том же месте. Идя прочь, назад не оглядывайся, а кто спросит, где ты был, ты с ним ничего не говори».

Бытовали и совсем «магические» обряды — например, «ломание» (что-то вроде ритуального танца) перед боем, напоминающее движения медведя, культ которого существовал в древней Руси.

До сих пор в Псковской области «ломание» называется «пляской горбатого», то есть медведя, сила которого должна была перейти бойцу.

Перед началом схватки бойцы торжественно проходили по улицам. Придя на назначенное место, выстраивались в стенки в три-четыре ряда в зависимости от количества участников и начинали задирать оппонентов криками и жестами. В это время мальчишки, представлявшие стенки, сходились между ними в «свалку-сцеплялку». Когда все участники были уже достаточно раззадорены, вожаки команд выкрикивали «Даешь боя!» и стенки сходились.

Правила

Существовали ограничения, распространявшиеся также на бои «сам на сам»:

  1. Запрещалось бить упавшего, присевшего (присевший считался сдавшимся) или отступающего противника, а также противника, не имеющего возможности самостоятельно остановить кровь («мазку не бьют») или получившего серьезное увечье. Бой следовало вести лицом к лицу — нападать сбоку или, тем более, со спины категорически запрещалось («с крыла, в зашей, в тыл не бить»). Также нельзя было хватать за одежду, удары следовало наносить выше пояса, категорически запрещалось любое оружие. За кусочек свинца, припрятанный в рукавице, виновника ожидало суровое наказание.
  2. Бой велся строго кулаками, источники говорят об использовании ударов трех типов, соответствующих ударным поверхностям оружия:
  • удар костяшками, который трактовался как укол оружием;
  • основанием кулака, что соответствовало дробящему или рубящему удару;
  • головками фаланг пальцев, как удар обухом.
Читайте также:  Красивоплодник бодиньера профьюжн новинка

Наиболее распространены были удары в голову, в солнечное сплетение («в душу») и под ребра («под микитки»). Допускались толчки плечами или двумя руками.

Обязательное обмундирование участников включало толстые шапки и меховые рукавицы, смягчающие удар. Ровинский в своей книге «Русские народные картинки», вышедшей в 1900 году пишет: «Перед боем привозили целыми возами кожаныя рукавицы; сбирались партиями фабричные с разных фабрик, целовальники и мясники; случались охотники из купцов, в меховых шубах и даже из господ. Вся орава разделялась надвое и выстраивалась друг перед другом в две стены; драку начинали, в небольших боях, — “заводные” один на один, потом шли все остальные стена на стену; запасные бойцы стояли в стороне и принимали участие в драке только тогда, когда их стену начинала теснить противная стена».

Ход боя

Бой проходил в три этапа: сначала сходились подростки, представляющие противоборствующие стороны, вслед за ними к схватке присоединялись неженатые юноши, а последними вступали в бой и взрослые мужчины. Иногда эти этапы были разделены между собой – мальчики закончили, сошлись юноши, а иногда бой не прерывался, просто участники входили в стенку постепенно.

Назимов пишет: «И так дело начиналось застрельщиками-мальчишками, которые, галдя и дразня противную сторону, выскакивали одиночками, наносили один другому удары, сшибали с ног и опять убегали “к своим”. Отдельные столкновения учащались, уже группами, с гиком и ораньем нападали одни на других. “Стенки” сходились, и со страшным гулом, свистом, криками, как прорвавший плотину поток, стремительно бросалась “стенка на стенку” — начинался настоящий бой».

Схватка велась на вытеснение противника с «поля боя» или на разрыв его стенки. Применялись различные тактики, вынесенные из военного опыта: атака клином-«свиньей», замена бойцов первого и третьего рядов и различные маневры. Максим Горький в романе «Жизнь Матвея Кожемякина» так описывает кулачный бой: «Городские ведут бой с хитростями выдвинут из своей “стенки” против груди слобожан пяток хороших бойцов, и когда слобожане, напирая на них, невольно вытянутся клином, город дружно ударит с боков, пытаясь смять врага. Но слободские привыкли к этим ухваткам: живо отступив, они сами охватывают горожан полукольцом…»

Важной категорией бойцов были надежды — мощные ребята, разрывавшие стенку противника. Часто надежду впускали, разомкнув стенку, и оставляли наедине с мастерами боя один на один, что по всей видимости было достаточно действенной тактикой.

Завершался бой совместной попойкой противоборствующих сторон с кострами и пирушкой.

Кулачные бои сегодня

Несмотря на борьбу властей с кулачными боями, на порицание их церковью и даже законодательные запреты, окончательно задавить эту традицию не смогла даже советская власть. Так, кинохроника 1954 года показывает (с непременным неодобрением) кулачный бой в селе Купля в Рязанской области. Упоминание об этих кадрах нашел Б. В. Горбунов, а сама кинохроника была найдена А. С. Тедорадзе и
И. А. Бучневым:

Одних из последних живых носителей традиции удалось отыскать в конце девяностых годов прошлого века в селе Атаманов Угол Тамбовской области. Смотря на этих крепких старичков, не так уж сложно представить, каковы были стенки времен их молодости.

Нынешние загородные бойцовские клубы и околофутбольные стычки тоже вполне можно, хоть и с натяжкой, отнести к продолжению этой традиции. Поэтому мы завершим статью еще одной цитатой из Лебедева:

«Все, что можно сказать в заключение изложеннаго, это привести слова летописца: “. земля наша велика. ” и т. д. и прибавить, что кулачные бои пережили все законы и сохранились, — для интеллигенции они приняли вид атлетической борьбы, на сценах — как платное зрелище, а в самом народе продолжаются невозбранно и повсюдно, не минуя и столиц, где они по-видимому должны бы стать анахронизмом; и практикуется то в тех же видах и сценах, как в седой старине, разве только не так часто и не в таких грандиозных размерах».

Широкая Масленица: бои стенка на стенку и другие народные забавы на картинах русских художников

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

«Взятие снежного городка» – одна из самых известных работ В. Сурикова, на которой запечатлена старинная народная забава: на льду реки из снега сооружали крепость с башнями и воротами, участники разделялись на защитников и нападающих. Отбивались снежками, хворостинами и метлами. Победителя, который первым врывался в крепость, ожидало испытание – купание в проруби. Эта старинная казачья игра издавна устраивалась в Сибири на Масленицу.

Катание на тройках и санях – еще одно излюбленное развлечение народа в масленичную неделю. Б. Кустодиев посвятил этой теме несколько своих картин. Современные критики называют бесспорным преимуществом работ Кустодиева изящное соединение принципов лубка и венецианской живописи эпохи Возрождения. А современники художника считали это недостатком: покупка «Масленицы» (1916) Академией художеств сопровождалась скандалом – часть членов совета высказалась против приобретения этого «лубка, не имеющего отношения к искусству».

Кустодиев выбранную манеру письма объяснял так: «Я считаю пестроту, яркость именно весьма типичной для русской жизни». Расписные сани, лихие тройки, народные театры и балаганы, разноцветные карусели – неизменные атрибуты Маслениц Кустодиева. Деревенские женщины в ярких платках и юбках, гармонисты, лоточники, купцы и купчихи – постоянные участники праздника и персонажи его картин.

Картины Кустодиева создавались в сложный и для страны, и для самого художника период – 1916-1920 гг., время революции и Гражданской войны. Кустодиев был тяжело болен, он писал эти картины в инвалидном кресле, превозмогая боль. Художник по памяти воссоздает сюжеты веселых народных праздников, словно противопоставляя их бедам, кровопролитию и болезням.

Тот же сюжет – катание на тройках по заснеженным деревенским улицам – изобразил на картине «Масленица» П. Грузинский. Той же теме посвящены картины В. Белых и А. Степанова. А Л. Соломаткин написал сцену катания на ледяной горке. Чтобы соорудить горку, скатывали снежные комья и складывали их в кучу, утрамбовывали снег и затем заливали горку холодной водой.

Еще одна традиция, существовавшая на Руси издревле, – рукопашный бой. Кулачные бои «стенка на стенку» были популярной забавой на Масленицу – перед постом люди стремились не только вдоволь напиться-наесться, но и дать волю кулакам. Это было имитацией сражения двух отрядов противника на настоящем поле боя. К месту стычек собирались зрители, а с ними – коробейники с товарами и сбиточники с горячим медом и пивом. Бой открывался «задиранием», «заигрышем», «затрогиванием», которое нередко продолжалось более часа: противники настраивались на схватку, выкрикивая боевые кличи и насмехаясь над соперником. В Москве бои проходили на покрытой льдом Москве-реке у Бабьегородской плотины, у Симонова и Новодевичьего монастырей и на Воробьевых горах, в Петербурге – на льду Невы и Фонтанки.

Теме народных гуляний на Масленицу посвящают свои работы и современные художники. С. Кожин изобразил проводы Масленицы, которые происходят в последний день праздничной недели и сопровождаются сжиганием соломенного чучела – символа зимы и смерти.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Как развлекались на Масленицу

М асленица была единственным временем в году, когда поощрялось объедание, бражничество и даже драки. Любое разгульное на первый взгляд развлечение имело сакральный смысл. «Культура.РФ» рассказывает, для чего в старину катались с ледяных гор, по каким правилам бились стенка на стенку и зачем закапывали молодоженов в снег.

Масленица — символ конца зимы и начала весны. После принятия христианства дата праздника стала зависеть от начала Великого поста, который, в свою очередь, привязан к переходящей дате Пасхи. В древности же Масленицу отмечали в одно и то же время. По одной версии, это был день весеннего равноденствия, по другой — Власьев день, 24 февраля по новому стилю. Имя святого Власия, покровителя скота, в названии этого дня появилось взамен языческого скотьего бога Велеса. Все масленичные обряды были посвящены плодородию.

Объедание и братчина

На Масленицу много ели и пили. Своеобразной ритуальной трапезе перед Великим постом уделяли особое внимание — так люди «моделировали» будущую сытую жизнь. Самое известное масленичное блюдо — блины — было частью поминального стола. Поминая усопших предков, крестьяне просили их поддержки во время грядущей посевной. Во многих регионах была распространена братчина: к застолью варили пиво в складчину большой компанией или целой деревней. Всей же деревней его распивали. В северных губерниях бражничали «на высокий лён», а в окрестностях Харькова — «чтоб скот родился».

Стоит помнить, что еще 100 лет назад люди были постоянно заняты физическим трудом, а еда не была чем-то легко доступным. Поэтому объедание для крестьянина XIX века и для современного человека — разные понятия.

Катание в упряжках

С обычаем навещать ближнюю и дальнюю родню был тесно связан обряд катаний. У этого занятия изначально был сакральный смысл: катаясь на лошадях вокруг деревни «по солнцу», то есть по часовой стрелке, люди помогали солнцу быстрее двигаться, приближая весну. К XIX веку такое понимание уже утратилось.

Во время массовых катаний составлялись поезда из десятков саней и дровней, молодежь набивалась в «транспорт» вповалку и с песнями разъезжала по окрестностям. Вся округа съезжалась в самую большую деревню или городок, где проводилась ярмарка. К «съезду» готовились заранее: парни, собиравшиеся искать невесту, покупали новые сани, лошадей украшали нарядной сбруей, девушки одалживали сани у родни и являлись разодетыми на общий сбор.

Чаще всего «съезды» устраивали начиная с четверга Масленой недели. Главным событием был сбор в Прощеное воскресенье. Вот как его описывала корреспондентка «Этнографического бюро» в конце позапрошлого века: «Катанье на лошадях, как и все гулянье приезжей молодежи в селе, проходит только днем и заканчивается внезапно, как бы по сигналу. Сигналом служит первый удар колокола к вечерне. Все буквально бросаются из села и гонят обыкновенно как на пожар, так что в какие-нибудь 5–10 минут в селе не остается ни души, и наступает такая тишина, как в Великий пост». Вечером Прощеного воскресенья начиналась подготовка к посту, первый удар колокола был знаком окончания Масленицы.

Читайте также:  Глиночурка технология строительства

Катание с ледяных гор

Этот обычай должен был обеспечить урожай: «чем дальше поедешь, тем длиннее уродится лён». Ледяные горки строили в каждой деревне, а иногда и по отдельной горке на каждой улице. Катались обычно не по одному, а целой ватагой, сев на салазки, шкуры или рогожи (грубая ткань типа мешковины. — Прим. ред.). Делали «ледянки» — поливали водой плетеную сетку или корзину и выставляли на мороз. Лихие парни могли скатиться на коньках, а то и стоя на ногах, схватившись друг за друга «паровозиком». Это называлось «кататься юром». Вместо салазок и ледянок часто использовали скамейки, а чтобы они лучше катились, их обливали водой и замораживали. Из дерева выдалбливали специальные «лодки», «катульки», «корежки».

Горка была местом встреч для молодежи, которая еще не обзавелась семьей. В старину холостяков высмеивали и порицали, а на Масленицу молодым людям снова напоминали, что пора бы жениться. Парень, скативший на коленях девушку с горы, имел право прилюдно поцеловать ее. Не считалось предосудительным, когда парень скатывался с горы сразу с двумя девицами — по одной на каждом колене.

Игры с молодоженами

Главными действующими лицами на Масленицу были молодожены. В некоторых районах приглашали только «новоженов» — тех, кто женился в новом году, после Святок. Чаще же «молодыми» считались все, кто сыграл свадьбу после предыдущей Масленицы. Они непременно участвовали в катаниях на санях, навещая всех родственников — обращались к предкам за покровительством и «раскатывали» солнце — источник жизни и плодородия. Отсюда, кстати, и современный обычай кататься в день свадьбы по памятным местам.

Не обходились без новоженов и катания с гор. Например, в Пермской и Вологодской губернии жениха толкали на луб (внутреннюю часть древесной коры. — Прим. ред.) или шкуру, поверх наваливались парни и вся ватага — человек 15–20 — съезжала с горы. В Архангельской губернии молодой супруг кликал жену с вершины ледяной горки, сидя в санях. Она поднималась на гору и садилась на колени к мужу. Окружающие не давали саням скатиться, пока жена не поцелует мужа названное число раз. Широко распространен был обряд закапывания молодых в снег, иногда их вываливали из саней в сугроб. Некоторые исследователи приписывают этим обрядам очистительное и испытательное значение.

Кулачные бои

Драки на Масленицу тоже были ритуальные. Мерились силой для того, чтобы «родился сильный урожай». Самым удобным местом для боев был лед реки. Запрещалось умышленно наносить друг другу серьезные увечья и мстить за личные обиды. Драться надо было «голыми руками», то есть без палок, ножей и прочих тяжелых или острых предметов. Соблюдалось правило: лежачего и мазку (на ком кровь) не бьют. Самые крепкие мужчины в боях не участвовали, а исполняли роль «наблюдателей» и «спасателей», вмешиваясь в драку лишь по необходимости.

Кулачные бои чаще всего проводились стенка на стенку. В каждой команде был свой «атаман», который расставлял «бойцов» и продумывал стратегию. Сначала на льду сходились два партии мальчиков от 10 лет и старше, затем парни-женихи и, наконец, мужики. В Нижегородской губернии стенка на стенку дрались замужние женщины, «чтобы лён родился».

Самый древний вид боя — «сцеплялка-свалка». Здесь каждый выбирал себе противника по росту и силе и боролся с ним до полной победы или поражения. Затем «сцеплялся» с новым противником. Этот вид кулачных боев был не очень распространен: он считался наиболее жестоким, нередко провоцировал участников на сведение личных счетов.

Взятие снежного городка

Считается, что эту забаву придумали в Сибири, откуда она распространилась в некоторые центральные губернии. Возникла она относительно поздно, в начале XVIII века. Казаки, старейшее русское население Сибири, устраивали своего рода «историческую реконструкцию» в память о покорении дальних земель. Заранее строилась снежная крепость с воротами. Для прочности в основание городка вбивали бревна; чтобы стены и ворота обледенели, их поливали водой. В Прощеное воскресенье участники делились на две команды: пешие обороняли крепость, конные — нападали. Встречался и другой вариант:

«В Енисейской губернии парни строят на льду ледяную крепость с воротами; сажают туда охранительную стражу. Пешие и конные идут в атаку; пешие лезут на стену, а конные врываются в ворота; осажденные обороняются метлами и нагайками. По взятии крепости победители идут с торжеством, поют песни и кричат радостно. Отличившихся ведут впереди, потом все пируют». Так взятие снежного городка описывал в XIX веке этнограф Александр Терещенко. Иногда главного героя штурма, первым прорвавшегося в крепость, обливали водой или заставляли искупаться в проруби.

В окрестностях Красноярска городок представлял собой ворота без стен. Один из нападавших должен был прорваться сквозь ворота и разрушить верхнюю их перекладину. Такой вариант забавы и изобразил потомок енисейских казаков Василий Суриков на своей картине «Взятие снежного городка».

Проводы Масленицы

Как мифологический персонаж Масленица символизировала зиму и смерть. Чучело Масленицы — огромную соломенную бабу — в начале Масленой недели встречали с величальными песнями, возили в санях, катали с горок. В последний день праздника, Прощеное воскресенье, Масленицу провожали: хоронили, разрывали на части или сжигали. Нередко этот обряд проходил вообще без какого-либо чучела. Например, в Пошехонском уезде Ярославской губернии в течение всей Масленой недели народ собирал дрова для гигантского костра, это и называлось «сжечь Масленицу». Сжигание должно было обеспечить возрождение молодого нового мира.

В некоторых местах через «прощальный» костер прыгали, в других — сжигали весь собранный в деревне мусор или бросали в костер блины, масло и прочую скоромную пищу. Уголь и пепел от масленичного костра зарывали в снег или развеивали над полем. Считалось, что так земля быстрее прогреется и лучше родит.

Обряд «похорон» Масленицы, по словам фольклориста Владимира Проппа, был тесно связан с ритуальным смехом. Поэтому сжигание сопровождалось процессией из ряженых, разыгрывались народные комедии. Крестьяне вплетали в рассказ о житье-бытье главных персонажей — Масленицы, Блина и Воеводы — реальные события, высмеивали всем известные проступки односельчан. На Масленицу можно было «продергивать» даже барина, полицию и губернатора.

“Сожжение моста и кулачные бои”: Как празднуют Масленицу в разных уголках России

В России проходят народные гуляния в честь языческого праздника “Масленица”. В первый день календарной весны, тысячи россиян сжигают чучела, олицетворяющие зиму, пекут вкусные блины с разными начинками, устраивают кулачные бои и прочие веселые соревнования.

Кому горячие блины с медом? Фото: Олег УКЛАДОВ

В этом году в парке ” Никола -Ленивец” в Калужской области организаторы и участники праздника решили удивить всю страну. Вместо традиционного чучела в честь окончания зимы спалили огромную скульптуру под названием “Сжигая мосты”.

В парке “Никола-Ленивец” в Калужской области организаторы и участники праздника решили удивить всю страну. Фото: Агентство городских новостей “Москва”

Необычное сооружение изготовили из досок, соломы и строительного мусора. Получилась конструкция, напоминающая настоящий мост, в 20 метров в высоту, и 50 – в длину. К слову, традиция сжигать арт-объекты там появилась около 15 лет назад.

В Москве проходят многотысячные гуляния под названием “Московская масленица”. Участники праздника принимают участие в приготовлении блинов, наслаждаются кукольными спектаклями, участвуют в кулачных боях и других конкурсах.

Масленичные гулянья развернулись в центре Москвы. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Карусели на Масленицу – старая традиция. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Не обходится и без традиционных веселых частушек и народных песен для поднятия духа.

По всей стране масленичные гуляния завершатся сжиганием соломенного чучела, которое и олицетворяет саму Масленицу и свидетельствует о долгожданном начале весны.

Сожжение Масленицы в Парке Коломенское. Фото: Михаил ФРОЛОВ

В Парке Коломенском отметили Масленицу с гармонью и медведями. Фото: Михаил ФРОЛОВ

Напомним, Масленица – восточнославянский (языческий) традиционный праздник, отмечаемый в течение недели перед Великим постом, сохранивший в своей обрядности ряд элементов славянской мифологии. Этот праздник – некая граница между зимой и весной.

В Петербурге сожгли чучело Маслены. Фото: Олег ЗОЛОТО

“Блинные” соревнования в Санкт-Петербурге. Фото: Олег ЗОЛОТО

Наши предки почитали солнце, как бога. И с наступлением первых весенних деньков люди радовались, что солнышко начинает прогревать землю. Поэтому и появилась традиция печь круглые, по форме напоминающие солнце, лепешки. Раньше считалось, что съев такое кушанье, человек получит частичку солнечного света и тепла. Со временем лепешки заменили блинами.

В городе Ставрополе испекли огромный блин. Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

В Красноярске водили веселые хороводы вокруг Масленицы. Фото: Мария ЛЕНЦ

Катания на тройках – в лучших традициях Масленицы. Город Красноярск. Фото: Мария ЛЕНЦ

Молодецкие забавы на Масленицу в Барнауле. Фото: Олег УКЛАДОВ

Взятие снежного городка в Барнауле. Фото: Олег УКЛАДОВ

Катание на “авторских” санках. Город Барнаул. Фото: Олег УКЛАДОВ

Масленица в Иркутске: Гори, гори ясно! Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Иркутск: Всех на Масленицу зовем! Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Взятие снежной крепости в Иркутске. Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Традиционный масленичный столб на главной площади в Самаре Фото: Альберт ДЗЕНЬ

Вип-сани на конкурсе в Барнауле. Фото: Олег УКЛАДОВ

Кулачные бои на Масленицу в Екатеринбурге. Фото: Алексей БУЛАТОВ

Иностранные студенты в Екатеринбурге: Вот это да! Такое не каждый день увидишь! Фото: Алексей БУЛАТОВ

Еще больше материалов по теме: «Гуляй, Масленица!»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

УЧРЕДИТЕЛЬ И РЕДАКЦИЯ: АО ИД «Комсомольская правда».

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФC77-50166 от 15 июня 2012. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Широкий четверг 27 февраля: традиции и обряды на масленичный Разгуляй

Стартовала масленичная неделя, а в четверг, 27 февраля начнется по-настоящему «широкое» празднование Масленицы. Традиции дня велят печь блины, ходить в гости и основательно готовиться к встрече весны. Как именно — рассказываем подробно.

Каждый день на масляной недели носит свое название и умысел. У него есть свои приметы, традиции и обряды, которые наши предки соблюдали неукоснительно. Эксперты сайта dailyhoro.ru предлагают познакомиться с самыми главными обычаями Широкого четверга, чтобы подготовиться к весне и с чистой совестью войти в Великий пост.

Читайте также:  Кострище из кирпича

Широкий разгул — четвертый день празднования Масленицы. В народе его считали самым разгульным временем, когда начинались массовые гулянья. Если в предыдущие дни масленичной недели можно было заниматься домашними делами, то с этого дня все обязанности отменялись: на улице ждали ярмарки, игры и забавы. Празднования Масленицы из домов переносились на улицу, обычно в центр города, где к этому времени уже были построены качели, балаганы, оледеневшие столбы, ледяные и снежные горки. И стар и мал в этот день весело распевали шутливые песни и частушки, водили хороводы, рассказывали шутки и прибаутки.

С радостью люди катались с горок, уплетали горячие блины, которые пеклись прямо на улице, распевали перевар — бодрящий напиток на основе пива и меда. Ярким атрибутом широкого разгула был большой самовар, который согревал любого желающего свежим горячим чаем. Повсюду игрались сценки, пелись веселые песни, а пляски и подвижные игры согревали людей даже в самый свирепый мороз.

Самым зрелищным представлением этого дня считалось взятие снежного города. Заранее построенную снежную крепость штурмовали мужчины. Одна половина мужчин защищала крепость, другая — пыталась ее отвоевать. Эта игра часто заканчивалась кулачными боями. Поучаствовать в боях считалось честью для каждого мужчины и юноши. Несмотря на синяки и ссадины, которые мужчины случайно наносили друг другу, никто на это не обижался, ведь издавна ходило поверье, что лучше выплеснуть всю злость, скопившуюся за год, на Разгуляй, чем держать ее внутри себя. По окончании массовой драки все участники обнимались и просили друг у друга прощения.

Существовали определенные правила кулачных боев. В спину и ниже пояса бить было нельзя, лечащих не добивали. Кто сам не мог встать, того поднимали и уносили. Хотя удары были болезненны и многие после этого ходили «разукрашенные», а то и не досчитывались зубов, радости было много.

Другой не менее значимой традицией Широкого четверга считалось катание на упряжках «по солнышку». Люди разъезжали на санях вокруг деревни по часовой стрелке, тем самым помогая солнцу победить зиму.

И, конечно, ни один день Масленицы не обходился без сочных, горячих и вкусных блинов и оладьев. В четвертый день их пекли особенно много. Подавали с натуральным медом — липовым или темным гречишным, а запивали это все ароматным разнотравным чаем.

Многие из этих традиций сохранились до наших дней. Во многих городах проводятся массовые гулянья каждый год. На масленичной неделе разрешено веселиться и гулять, правда, не забывая про работу и важные дела. Дома должен быть порядок, важно больше общаться с близкими и друзьями, ходить в гости, посещать церковь и быть добрее к людям. Существует примета: чем больше поможешь людям, пока идет Масленица, тем больше хорошего подарит тебе жизнь.

Категорически запрещается злоупотреблять алкоголем, ссориться, конфликтовать, жадничать угощениями. По поверьям, это может привести к бедам и проблемам.

Интересный шумный Разгуляй до сих пор считается самым зрелищным днем на масляничной неделе. Поскольку с этого дня начинается активная подготовка к Великому посту, мы советуем вам весело и задорно провести четверг, наестся вдоволь блинами, насмеяться и от души повеселиться. Хорошего настроения, и не забывайте нажимать на кнопки и

Масленичные драки на селе и в городе

На этой неделе наша страна отмечает один из любимейших российских праздников — Масленицу. Мы расскажем о важнейшей составляющей этого празднества, опираясь на местный материал, записанный как в селе, так и в областном центре. Речь пойдет о так называемых «кулачках», или попросту говоря — коллективных мужских драках, еще несколько десятилетий назад весьма популярных в нашем регионе.
Кулачные бои на селе
«Кулачки» издавна считались настоящим мужским развлечением, их не стоит путать с обыкновенным «мордобитием», чаще всего вызванным либо ссорой, либо излишними возлияниями. Особенностью упомянутых боев была четкая календарная приуроченность: мужские массовые противоборства приходились, в основном, на последние три дня масленичной недели, но в некоторых поселениях (к примеру, в селах Хмелевка и Шеевщино Сурского района) мужчины мерились силами и на Троицу, и в другие праздничные дни.
Где же происходила сама драка? Тут все зависело от «уровня противостояния»: если в обычае было выходить «конец на конец», то боролись обычно на базарной площади в центре поселения или же на самой широкой улице. Так, в селе Большая Кандарать (Карсунский район) мужчины из двух разных концов села сходились биться на «Широкий проулок». Если же принято было бороться «село на село», то обычно выходили драться на луга. В этом случае побежденную сторону «гнали» до какого-нибудь моста или ближайшей речки — дальше не преследовали.
«Зачинали» драку чаще всего подростки: «Сначала маленькие ребятенки начинают, а потом и взрослые наскакивают», — рассказывали нам в селе Сара. При этом мальчишек старшие нередко подзадоривали: «Айда пошел! Поднажми!». Основными «действующими лицами» были парни и женатые мужики. Иногда к бою подключались и старики — «наиболее задористые».
Драки могли быть и коллективными («стенка на стенку»), и индивидуальные. Часто последние назывались «полюбовье» или «на любака»: это название как бы подчеркивало добровольное участие в таких «побоищах».
«Кулачки» организовывались по вполне определенным правилам.
Так, нельзя было бить лежачего и применять какие-нибудь вспомогательные «средства» (например, подкову в рукавице или кистень). Участие в стенке также налагало на участника вполне конкретные обязательства: нужно было думать не только о личной победе, но и иметь «чувство плеча». Значение последнего проясняет следующий рассказ, записанный в Ульяновской области.
— Помню, к нам с города один парень пристрастился ездить. Ну, и понятно, зачем: в клубе танцы же были. А тогда на селе молодежи много было, обидно стало, значит, нашим-то парням. Вызвали его за клуб и стали с ним по одному отношения выяснять. А он боксер какой-то оказался: один на один с ним никто не смог совладать. Ну, и подружились, значит: решили его на Масленицу в стенку взять. А его первого-то и выбили! Не умел в стенке биться-то, значит!
Основой «стенки» (шеренги) были наиболее сильные бойцы — «главари», «надежа». Главная их функция заключалась в следующем: если «главарь» замечал, что его шеренгу начинали «прогибать» или «теснить», он устремлялся туда и делал «прорыв». За ним подтягивались остальные — и иногда это решало весь исход битвы.
Кстати, в связи с этим стоит упомянуть и популярные до сей поры рассказы про сельских силачей, которых старались к «кулачкам» не допускать. Нередко в подобных текстах их образ выстраивается почти по сказочным законам.
— У нас был такой мужик — силу свою равнял с лошадиной: подковы гнул, кольцо на указательном пальце носил — его жене заместо браслета подходило. Так вот он на «кулачки» не ходил: убить мог! — рассказывали нам в Астрадамовке Сурского района.
Кстати, убийства и сильные увечья иногда действительно случались во время таких противоборств: об этом
вспоминали многие жители сел.
Целью боя было, естественно, показать свою мужскую удаль — в том числе для многочисленных зрительниц женского пола. Однако иногда такие бои имели и несколько другой смысл — магический. К примеру, в селах Сара, Потьма и Шеевщино верили в то, что хорошая («сильная») драка на Масленицу провоцирует отличный урожай по осени.
Бои в городе
До сих пор мы вели речь о делах давно минувших дней. Для того чтобы выяснить, как же обстоит дело с традиционными масленичными мужскими схватками в современном Ульяновске, мы обратились к Антону Пешне — историку и руководителю военно-исторического клуба «Дружина Витязь».
— Конечно, сейчас городская Масленица проводится по конкретному, заранее написанному сценарию. Обычно все действие развертывается в Винновской роще в воскресенье. Наиболее опытные бойцы «Витязя», одетые в доспехи, устраивают показательное сражение на мечах. Это достаточно красиво и привлекает большое количество зрителей, — рассказывает Антон.
Кроме того, в той же Винновке ульяновские «витязи» на Масленицу имитируют бои «стенка на стенку», организованные в соответствии с тем, как дрались в свое время в селах нашего региона.
— Мы стараемся придерживаться основных параметров: это и уменье держать строй, и грамотно наступить, и отступить. В свое время руководитель ульяновского клуба русского рукопашного боя «Буза» Павел Сокирко специально выезжал в села нашего региона и собирал сведения об этом, — говорит Пешне.
Однако главное для «Дружины Витязь» — это все-таки сражение с использованием мечей, щитов и копий. Что касается уровня подготовки бойцов к ведению подобных сражений, то, вероятно, достаточно упомянуть о том, что руководитель указанного клуба в настоящий момент является также и главным судьей общероссийских соревнований по историческому фехтованию.
— Если говорить именно об уличных боях, то, к сожалению, сейчас многое утрачено. Даже в фанатских столкновениях, участники которых вроде бы «славятся» умением драться стенка на стенку, никакого «чувства плеча» нет: уже через мгновение такое противоборство рассыпается на отдельные «очаги» и чаще всего превращается в банальный мордобой — без каких-либо особых правил и «благородства». Ведь изначальный смысл этого противоборства был вовсе не в физическом унижении противника: неслучайно после схватки наши сельские мужики обязательно мирились, обнимались, устраивали совместную пирушку «в складчину», — отмечает Антон Пешне.
Кстати, своя традиция заканчивать большие схватки есть и у городских «витязей»: они встают в круг и передают друг другу «братину» — чашу с вином. Тот, кто держит чашу, благодарит товарищей за возможность проявить себя, иногда даже просит извинения у тех, с кем довелось биться.
Еще одна зимняя традиция ульяновских дружинников — устраивать сражения за снежную крепость. Не всегда это происходит на саму Масленицу, поскольку строительство крепости зависит от погоды. «Витязи» делятся на две неравные части и борются за крепость в полном вооружении. Именно поэтому сам снежный «замок» должен быть укреплен ледяной коркой — иначе его стены просто не выдержат веса бойцов. Подобная битва также привлекает массу зрителей и приносит большое число радостных эмоций; конечно же, наибольшую активность проявляет здесь детвора.
Таким образом, Масленица и некоторые ее традиции живы и сейчас, правда, с существенной трансформацией многих деталей. В городе этот праздник уже достаточно давно связан с конкретным сценарием и во многом сориентирован, скорее, на обычную сценическую площадку, чем на «народный театр».
Евгений Сафронов При подготовке статьи использовались материалы фольклорного архива УлГПУ и личной коллекции автора

Ссылка на основную публикацию
×
×