Арт природа

Арт природа

С самого детства человек неразрывно связан с природой. Она – нескончаемое многообразие натуральных материалов (вода, камни, песок, ветки и листья растений), которые человек использует для создания необычных причудливых форм, элементов.

Рис.1. Композиция из камней

Рис.2. Снежный рулон

Преобразовывая природные материалы во что-то прекрасное и необыкновенное, мы не подозреваем, что это целое искусство, под названием «ленд-арт».

Искусство, дарованное природой – именно так многие называют ленд-арт. Ленд-арт – направление в ландшафтном искусстве, которое пришло из США в 60-х годах. Данное направление неразрывно связано с природным ландшафтом, отсюда и перевод от англ. land art — ландшафт-искусство. Толчком для возникновения этого течения послужили такие направления искусства, как минимализм, концептуализм, кубизм. Ленд-арт представляет собой необычные фигуры, скульптуры, абстракции, выполненные из природных материалов: это могут быть ракушки, камни, шишки, мох, различные части растения (листья, ветки), даже поля, холмы, трава и многое другое. Используя эти материалы, можно создавать самые необычные произведения [1].

В настоящее время данное направление очень популярно в ландшафтной архитектуре. Мастера ленд-арта гармонично вписывают свои произведения в природный пейзаж, сохраняя его целостность и естественную красоту. Есть множество всемирно известных образцов ленд-арта. Например, в южной Ирландии создан “Кратер Небесный сад” на территории парка “Сады Лиса Арда” известным американским художником Джеймсом Тарелом и швейцарским архитектором Гертом Бурла [2].

Рис.3. Кратер Небесный сад

Кратер представляет собой обсерваторию, связанную с природой. Глубина составляет 13 метров, где можно лечь на камень, расположенный в центре и понаблюдать за небосклоном, который подчеркивает бесконечность. Посетить необычное место может любой желающий. Основная концепция художника заключалась в создании уединенного места, для медитации, гармонии и умиротворения. Сам автор говорит, что его работа выполнена для одного человека, чтобы зритель мог окунуться и ощутить всю прелесть увиденного. Посетители попадают внутрь через темный тоннель, «навстречу свету» [2].

Рис.4. «Небесный сад»:

а) вход а сад б) камень в центре

Существует множество примеров ленд-арта по всему миру. Это 1) космический парк в Шотландии; 2) рисовые картины Японии; 3) ленд-арт Корнелии Конрадс; 4) витые фигуры от Патрика Догерти и др. [3]

Рис.5. Примеры ленд-арта

Также данное ландшафтное направление широко получило свое распространение и в России. Здесь нельзя не сказать слово о Николае Поллиском, известном русском художнике, работающем в направление ленд-арта, который является создателем крупных арт-объектов именно в природной среде. Одна из известных его работ, это «Маяк на Угре» в парке «Никола – Ленивец» [4].

Кроме этого, следует знать, что некоторые произведения ленд-арта недолговечны и подвергаются трасформации под воздействием природных сил. Одни держатся какое-то время, но затем зарастают травой или мхом, другие смываются дождем, а третьи разносятся ветром [5].

На данный момент ленд-арт представляет собой целую систему художественного искусства. Известно огромное количество талантливых художников, архитекторов, которые представляют свои работы в знаменитых музеях и парках. Каждый год мастера своего дела устраивают показ своих шедевров. И с каждым годом это направление развивается и растет. Многие зрители восхищаются увиденным, поскольку эти поистине масштабные работы вызывают лишь положительные эмоции.

Ленд-арт – природное искусство

Суть ленд-арта

Ленд-арт – относительно новое направление в искусстве. Оно зародилось в 60-х годах ХХ века у художников из США. Это был своего рода вызов классическим канонам, рамкам музейных и галерейных площадок. Работы художников вышли за стены музеев и пришли к природе, связав ее с человеком. На ленд-арт повлияли такие направления, как минимализм, концептуализм и модернистские движения: неопластицизм и кубизм.

Большинство произведений ленд-арта создается на основе природного материала: веток, камней, травы, песка, частей растений, ракушек. Некоторые последователи этого искусства используют в основе работ металлические конструкции, но это уже отхождение от идеи чистого искусства, максимально приближенного к природе.

Land Art Camp Belarus 2016. Анна Нефедова, Елена Веретельникова, Россия

Land Art Camp Belarus 2016. Дмитрий Ретивых, Анна Долматова, Екатерина Шарангович, Россия

Суть ленд-арта в том, что работа выполняется для одного конкретного места, из материалов, которые характерны для него, и ее невозможно транспортировать. В редких случаях произведения ленд-арта хранятся в музеях.

Вдохновением для творца могут послужить изменения в росте дерева или, к примеру, модуляции в рельефе. Это отправная точка, «корни работы». Каждый ее элемент имеет свою продолжительность жизни. Ничто не вечно в этом мире: все уходит туда, откуда пришло. В ленд-арте мастер должен уметь отпускать свою работу, принимать и понимать, что со временем она разрушится и станет частью того ландшафта, в котором находится. Именно поэтому в чистом ленд-арте не используются каркасы, металлические крепления – их нет в природе, это чуждые для нее элементы. Мастера создают свои работы в сотворчестве с природой, и результат – галерея работ прямо под открытым небом.

Land Art Camp Belarus 2017. София Стрелкова, Инна Лукаш, Яна Бойко, Россия – «Игра в прятки»

Land Art Camp Belarus 2017. Мартин Яблонский (Польша) и Ольга Гайдукевич (Беларусь) – «Половинки»

Land Art Camp Belarus 2017. Борис Меняйлов и Борис Заславский, Россия – «Ловцы снов»

Художники земли

Одним из ярчайших представителей движения ленд-арта был Роберт Смитсон, погибший во время работы над своим очередным объектом. Спиральный причал, созданный им на территории Большого Соленого озера в Северной Юте, считается одним из самых известных и масштабных проектов.

Среди выдающихся «художников земли», как часто называют мастеров ленд-арта, такие мастера: Уолтер Де Мария, Энди Голдсуорси, Деннис Оппенхейм, Ненси Холт, Ричард Лонг, Христо.

Наталья Волк и Инна Фицнер, Беларусь

Один из старейших и значимых в Европе фестиваль ленд-арта проходит в швейцарском городе Гринденвальд. В этом году он отметит свое 20-летие. Попасть на него можно по личному приглашению основателя фестиваля, флориста и преподавателя Питера Хесса. На фестиваль съезжаются мастера из разных стран мира. В этом году уже второй раз Беларусь в Гринденвальде будет представлять Ольга Гайдукевич. Многие ученики Питера Хесса проводят в различных городах и странах фестивали ленд-арта, продвигая и развивая направление.

Land Art Camp Belarus 2017. Елена Сверчинская, Ольга Федосеева, Беларусь – «Энергия жизни»

Land Art Camp Belarus 2017. Надя Гайдукевич и Даша Скорынина, Беларусь – «Представь дракона»

Опыт Беларуси и Сочи

С каждым годом ленд-арт расширяет географию своих последователей и единомышленников. В Беларуси состоялся уже не один фестиваль ленд-арта, основанный на принципах отказа от любых искусственных материалов. Два из них прошли под руководством Питера Хесса.

Land Art Camp Belarus 2016 проходил на территории пикник-отеля «Экспедиция» в г.п. Плещеницы Логойского района. Land Art Camp Belarus 2017 разместился на территории оздоровительного комплекса «Ислочь-парк» в Воложинском районе Минской области. Фестивали собрали мастеров из Беларуси, Польши, России.

А в 2018 году на мировой карте фестивалей чистого ленд-арта появилась новая точка – Сочи. Здесь состоялся первый для города фестиваль ленд-арта, собравший участников из России, Беларуси, Японии и Молдовы.

Ленд-арт фестиваль в Сочи, 2018. Жанна Султанова и Эля Уланова, Россия – «Хранитель Земли»

Фестиваль ленд-арта в Сочи 2018. Олеся Иванова и Александра Кудряшова, Россия – «Вода – возвращение»

Ленд-арт фестиваль в Сочи, 2018. Ольга и Надя Гайдукевич, Инна Фицнер, Беларусь – «Боб Марли»

Фестиваль организовали Борис Меняйлов и Борис Заславский – опытные мастера ленд-арта и ученики Питера Хесса. Для них обоих фестиваль в Сочи – это давняя мечта, которая воплотилась в жизнь. Они два раза принимали участие в фестивалях в Беларуси, а в этом году организовали фестиваль в своем городе.

Беларусь в Сочи представляли Ольга и Надя Гайдукевич, Инна Фицнер, Лора Белобровик и Валерия Караульная, которые в составе трех разных команд создали свои неповторимые работы.

Ленд-арт фестиваль в Сочи, 2018. Лора Белобровик (Беларусь), Светлана Савченко (Россия), Светлана Варцаба (Россия) – «Поиск гармонии»

Ленд-арт фестиваль в Сочи, 2018. Иван Базин, Владимир Савинков и Олеся Новикова, Россия – «Свободное созерцание»

Ленд-арт фестиваль в Сочи, 2018. Валерия Караульная (Беларусь) и Галина Корченкова (Россия) – «Путь»

Чем шире география фестивалей, тем интереснее материал для работ, которые можно использовать для арт-объектов. В этой статье представлена подборка фото с фестивалей ленд-арта в Беларуси и Сочи. Ленд-арта, в котором не был использован даже грамм искусственного материала.

Ленд-арт фестиваль в Сочи, 2018. София Стрелкова, Елена Ноздрева, Наталья Губарева – Елена Мамонтова, Россия – «Сумасшедшие волны»

IX Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум – 2017

ИМИТАЦИЯ ПРИРОДЫ: АРТ-ПРИРОДНЫЙ ДИЗАЙН В ГОРОДСКОЙ СРЕДЕ

Проблема. Очевидна необходимость грамотного применения определенных приемов соорганизации природных и искусственных составляющих города для того, чтобы упростить взаимодействие между ними в системе предметно-пространственно-функциональных и ментальных координат. Введенные в ткань городской застройки природные имитации способны разгружать техногенное визуальное поле, удерживая человека от утомления и способствуя визуально-психологической лояльности к сложившейся антропогенной среде.

Читайте также:  Азалия уайт лайтс

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ – выявить современные тенденции формирования элементов искусственной природы в городе и определить формы существования искусственной природы в городской среде.

ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ – элементы искусственной природы в городской среде.

ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ – формы существования элементов искусственной природы в городе.

ГРАНИЦЫ ИССЛЕДОВАНИЯ связаны с особенностями формирования и применения объектов искусственной природы в городской среде в области ландшафтной реконструкции и природного обустройства городских пространств.

ПРЕДПОСЫЛКИ К ВОЗНИКНОВЕНИЮ ИСКУССТВЕННОЙ ПРИРОДЫ В ГОРОДЕ

Можно выделить три метафорические модели взаимодействия человека и природы:

Космологическая модель – природа как проводник к божественному, космологический характер природных элементов напрямую зависит от их естественности.

Природная модель – из естественного окружения путем подобия и интерпретации формируется «вторая природа», требующая постоянного поддержания со стороны человека.

Артефактная модель – толкование любого природного объекта по аналогии функции с природной формой. Искусственные и естественные составляющие равноправны и взамодополняют друг друга.

Природные формы в городской среде используют приёмы: выделения, заимствования, преобразования, природной морфоадаптации, замещения, эфемеризации.

Любая искусственная среда города подчиняется базовым принципам: природной референтности, экологичной замены, принципу природоподобия, функциональной наполненности, принцип трансформации и интенсификации городского пространства, принцип необычности и социальной привлекательности.

Природно-интерпретирующие объекты классифицируются в четыре категории по функционально-морфологическим параметрам:

1) объекты, фиксирующие природные параметры;

4) абстрактно-метафорические объекты

Предпосылки эффективности природоимитирующих объектов в городской среде: локальный характер и минимальная нагрузка на участок, открытость и легкость восприятия, трактовки и пользования, «легенда», «символ», «язык», «вызов», «динамика», интерактивность, мультисимуляция органов чувств человека, полифункциональность.

Среди основных функций природо-интерпретирующих объектов можно выделить следующие:

– экологическая – регулирование водотока, очищение и увлажнение воздуха и почвы, укрепление рельефа и т.д., создание благоприятных микроклиматических условий в архитектурном пространстве,

– простраиственно-коммуникационная – композиционное и тематическое зонирование городских пространств, формирование коммуникационных направляющих и ориентиров;

– рекреационная – обеспечение пространствами и устройствами для кратковременного отдыха, ожидания и досуга в местах применения природо-интерпретируюищих объектов;

– инженерная – использование природо-интерпретирующих объектов в качестве декоративных источников освещения, устройств фитомелиорации, шумо– и ветрозащитных экранов, а также в целях маскировки инженерных коммуникаций и т.п.,

– торговая – использование природо-интерпретирующих объектов в формировании торговых зон, а также в качестве устройств павильонной и электронной торговли;

– рекламно-информационная – использование в виде инфopмaциoнныx указателей, витрин и т.п.;

– природо-референтная – трактовка искусственных объектов в качестве образных ссылок не природные формы;

– эстетическая – участие в формировании эстетически привлекательных городских пространств;

– воспитательно-просветительская функция – создание показательных объектов, наглядно раскрывающих проблемы подавления природы урбанизацией (город в целом) и субъективной отвлеченной культурой (отдельный человек)

ФОРМЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ ИСКУССТВЕННОЙ ПРИРОДЫ В ГОРОДЕ

Три формы искусственной интерпретации природы:

«СВИДЕТЕЛЬСТВО» – связано непосредственно с природными объектами, с их жизнью в городской среде. Констатируется природная ценность конкретного объекта, акцентируется эстетика любых его состояний – от расцвета до разрушения, фиксируются «поэмы» и «трагедии» его взаимодействий с искусственным антагонистичным окружением.

«ПОДРАЖАНИЕ» (ИМИТАЦИЯ). Характерной особенностью является переход к формированию искусственных аналогов (копий) живой природы. Использование естественного материала подразумевает целенаправленное формирование природного артефакта, имитации (сад стеклянных камней в частном владении в Пало Алто; купол здания Сецессиона в Вене, изображающий крону лаврового дерева; проект-инсталляция «Двойники» в проекте реконструкции парка им Милютина в Москве – установленная рядом с живым деревом его зеркальная копия-скульптура из бронзы).

«СОПОСТАВЛЕНИЕ» (АССОЦИАТИВНЫЕ СВЯЗИ) – подразумевает абстрагирование и создание сферы ассоциаций природы с формами искусственной среды. Сами искусственные формы провоцируют переложение их внешних свойств и функций (например, технологичность, безопасность, комфорт и т.п) на природные элементы. Сопоставление предполагает невольное оправдание существования искусственного в природном в виде метафор. Реализация объектов благоустройства в виде образных абстракций дает возможность установить те или иные смысловые связи с природой в городской среде «Сопоставление» подразумевает архетип «Природно-артефактный символ». Так ассоциация природного элемента с артефактом присутствует в инсталляции «Плавающий мост» из цветов на одном из водоемов крепостного рва имения Ханнефельд в Германии, в динамических тенях «Живущей стены» около купола Тысячелетия в Лондоне угадываются очертания рощи деревьев.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

1) В настоящее время, параллельно с традиционными подходами в сфере ландшафтного обустройства городской среды, складывается новое направление в современном ландшафтном зодчестве – арт-природный дизайн, в основу которого положена абстактно-символическая компенсация природы в городском ландшафте.

2) Прослежен метафорический характер отношений между природой и человеком и выделены основные уровни антропогенного воздействия на образность природных элементов: выделение ► заимствование ► преобразование ► замещение ► эфемеризация.

3) Определены основные функции природо-интерпретирующих объектов:

4) Предложена функционально-морфологическая классификация природо-интерпретирующих объектов (фиксирующие природные параметры, природно-экспериментальные, подражательные, абстрактно-метафорические) и связанная с их применением типология городских пространств.

5) Представлена концепция искусственной природы (СВИДЕТЕЛЬСТВО ► ПОДРАЖАНИЕ ► СОПОСТАВЛЕНИЕ), в которой выделены наиболее актуальные приемы архитектурно-ландшафтного обустройства городской среды.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

Ефимов А.В. Дизайн архитектурной среды: Учеб. для вузов / А.В. Ефимов, Г.Б. Минервин, А.П. Ермолаев, В.Т. Шимко, А.В. Ефимов, Н.И. Щепетков, А.А. Гаврилина, Н.К. Кудряшев – М.: Архитектура-С, 2005 – 504 с.

Рунге В.Ф., Манусевич Ю.П. Эргономика в дизайне среды: Учеб. пособие – М.: «Архитектура-С», 2009. – 328 с.

Шимко В. Т. Архитектурно-дизайнерское проектирование городской среды. Учебник. СПЦ-ПРИНТ, М., 2006. – 384 с.

Шимко В. Т. Архитектурно-дизайнерское проектирование. Основы теории. Учебное пособие. СПЦ-ПРИНТ, М., 2003. – 408 с.

Яковлев А. И. Формы существования искусственной природы в городской среде – М.: 2006. – 164 с.

О природе через искусство: 3 удивительных экологичных арт-направления

Искусство может говорить обо всем: о красоте и величии, социальных проблемах, политике и окружающей нас среде

До 20 века живописцы часто изображали природу в произведениях, но не придавали этому особого значения: природа воспринималась как прекрасная и неотъемлемая часть этого мира. Об уязвленном положении natura vida люди всерьез задумались столетие назад, столкнувшись с первыми последствиями экологического кризиса. Конечно, самая чуткая и красивая рефлексия на эту тему последовала . Ниже — о трех ярких направлениях в истории .

Середина прошлого столетия: Вторая мировая война позади, мир возвращается к жизни. Вчерашние аграрные общества превращаются в промышленные города, индустриализация идет полным ходом — экология страдает. Если в 50-е годы человек был слишком занят собой и построением планов, чтобы заметить увядание природы, 60-е становятся временем бунта.

Лэнд-арт

Лэнд-арт — искусство, тесно взаимодействующее с природным ландшафтом — появляется в Америке в конце 60-х годов как протест против формирующегося общества потребления. В частности, лэнд-арт выступает против коммерциализации искусства, активного использования искусственных материалов в работах. Представители направления вдохновляются лаконичностью форм у минималистов, глубиной содержания у концептуалистов, добавляют к этому любовь к природе и желание быть ближе к ней.

В ландшафтном искусстве нет пространных рассуждений о важности экологической повестки — художники создают работы из природных материалов на открытых пространствах и оставляют объекты под открытым небом. Например, в лэнд-арт-инсталляции Роберта Смитсона (1970) конструкция из черного базальта, сооруженная на поверхности соляного озера, постепенно уходит под воду, оставляя след.

Среди известных «художников Земли» — Карл Андрэ, Энди Голдсуорти, Ричард Лонг. Иногда к направлению относят других энвайронменталистов, таких как Христо и Йозеф Бойс.

Арте повера

Арте повера — дословно, в переводе с итальянского — бедное искусство. Движение arte povera зародилось во второй половине 60-х в нескольких итальянских городах. Термин ввел известный куратор Джермано Челант, написав книгу об arte povera (1969) и организовав первую выставку работ направления «Arte Povera e IM Spazio» в Генуе (1967). Впрочем, как такового объединения художников arte povera с собственным манифестом не существовало — это, скорее, собирательное название: к arte povera принято относить живописцев, перенявших эстетику направления.

Почему искусство бедное и что бы это могло означать? Художники используют промышленные «невостребованные» материалы для создания арт-объектов, показывая таким образом диалог между природой и индустриальным обществом. Среди представителей «бедного» искусства — Яннис Кунеллис, Марио Мерц, Джузеппе Пеноне, Микеланджело Пистолетто. Направление arte povera довольно быстро переросло локальный итальянский контекст и вышло на международный уровень. Однако уже в начале 70-х стало очевидно, что художественное движение неспособно повлиять на серьезные изменения в обществе, несмотря на амбициозные планы.

Читайте также:  Квадратно гнездовой способ

Science-арт (био-арт)

Science-арт (био-арт) — направление в искусстве на стыке науки и технологий. Научное искусство, подобно arte povera и лэнд-арту, появилось в 60-х, но не потеряло актуальности и сегодня. Характерная черта science art — создание научных экспериментов с использованием «живых» материалов и прогрессивных технологий. Представители направления не спекулируют на тему уязвимости окружающей среды — они показывают на примере собственных работ, какие чудеса рождаются в союзе естественного и рукотворного.

Многие критики задаются вопросом: почему это должно считаться искусством? Ответ прост: для создания сайнс-арт-объекта недостаточно провести эксперимент или исследование, используя научные данные — необходимо также представить результат в художественной форме, то есть побеспокоиться об эстетике. Иными словами, чтобы заниматься научным искусством, мало быть ученым, нужно быть ученым-художником.

Абсолютной легендой сайнс-арта считается , профессор искусства и робототехники Университета Карнеги-Меллона, который вживил себе под кожу биополимерное ухо, сконструировал третью руку и снял серию фильмов о том, что происходит внутри его тела.

В то время как художников, занимающихся сайнс-артом, интересует взаимодействие с окружающим миром в целом, био-арт (иногда рассматривается как разновидность научного искусства) чаще всего работает с биотехнологиями: живыми тканями и организмами, жизненными процессами. Био-арт как направление с более узкой специализацией возник в 90-х, среди флагманов био-арта — его основатель Эдуардо Кац, художники Джо Дэвис и Марта де Менезес.

Текст: Юлия Крышевич, арт-журналист. В основном пишет об искусстве и визуальной культуре, на русском и английском. Любит иностранные языки и здоровый образ жизни.

Подписывайтесь на нас в соцсетях — это удобно:

«Арт-Веретьево»: природа и фантазия

ЕКАТЕРИНА ДЕГОТЬ задается вопросом: зачем нужно современное искусство там, где и без того ужас как весело?

Андрей Гнатюк на фоне инсталляции Сергея Калинина «Mixed Feelings»

Есть арт-лагерь Веретьево, а теперь еще и фестиваль актуального искусства «Веретьево». Владелец первого, большой человек Андрей Климентьевич Гнатюк, проводит для меня экскурсию по второму. Его мощная рука указывает в основном в пустоту. Раньше вон на том месте был памятник Штирлицу, здесь стоял памятник «сухому закону», а на пруду сидит Аленушка, но сейчас ее картиной прикрыли. Еще в Веретьево были «прибитые к деревьям деревянные белки, железные медицинские аптечки в лесу на деревьях, а в аптечках 100 граммов спирта, стаканчик, презерватив и крутое яйцо». И много чего другого тут было. Если верить сайту, в Веретьево обычно «олигархи играют в бадминтон сковородками и прыгают на шарах, мчатся прекрасные девушки на снегокатах, бегут партизаны, радиорубка играет немецкие вальсы и «Радионяню» и звучит песня «Совы нежные». И бесконечный громкий хохот до истерики, до боли в животе». От такого остается много щедрых сувениров, часто огромного размера. Кое-что до сих пор на месте — какие-то серпы и молоты, монументальная статуя пионера, надевающего трусы (копия с каслинского литья), довольно большой искусственный Пушкин с пистолетом и совершенно настоящий бюст горного козла.

«Маша Сигутина все хотела убрать», — вздыхает Гнатюк. Ему не обидно — ему удивительно.

Художнику Валерию Чтаку тоже удивительно. Он вообще согласился участвовать только потому, что Маша Сигутина обещала все убрать. «Мы, когда приехали в первый раз, увидели беспредел. Чудовищный постсоц-арт непереваренный, шуточные плакаты, фигуры какие-то. Тут после каждого мероприятия вообще не убирали, представляете. »

Чтак побывал уже на подобных арт-пленэрах в разных странах мира. Веретьево раскрыло ему глаза.

«Когда ты в Европе, все русское искусство кажется чудовищным междусобойчиком и трэшаком. Когда ты в Москве, постепенно и к ЦДХ привыкаешь. Но когда попадаешь в ТАКОЕ место, то уже вообще. » Чтак теряет дар речи. Из него вырываются только сдавленные обрывки возмущения. «Представляете, для них искусство — это КОРОВУ поставить! Из МЕТАЛЛА! — И после паузы: — Они тут даже сделали ПАМЯТНИК ХАРМСУ. »

Добрый юмор, фигуративная скульптура и памятник интеллигентскому кумиру: действительно, с точки зрения современного искусства, — это всё непростительные грехи. Грехи наивности.

Сам Чтак на «Арт-Веретьево» сделал довольно красивую и даже поэтичную абстрактную работу: внезапное сгущение леса вдали (художник специально напустил кругом болота, чтобы нельзя было подойти близко). Правда, сгущение было достигнуто при помощи палок от швабр, так что элемент юмора оказался неистребим. Или купить швабры и обрезать щетину проще, чем самому точить палки?

Инсталляция Валерия Чтака «44 швабры»

Маша Сигутина — куратор фестиваля «Арт-Веретьево». Она в отличие от Гнатюка человек совсем небольшой — и ростом, и возрастом. Она молодой специалист, училась за границей, думает о своем кураторском будущем и хочет все делать по правилам. Институция так институция: правильный западный artists-in-residence, двухнедельная работа художников в изолированных условиях, после которой происходит итоговый просмотр на два дня, делается сайт, пресс-релиз и буклет. Выставка так выставка: правильное современное искусство в правильной чистой среде: либо на белой стене, либо на природе. Если белой стены нет (кругом избы), делаем вид, что она белая. Если стен не хватает, прислоняем картину к березе. Из посконных веретьевских артефактов она готова была оставить абстрактные деревянные орясины, уже состаренные погодой. Но санаторные шахматы и фанерный заяц — это уже было невозможно. «Это как поп-музыку играть для серьезных музыкантов», — говорит она. Она проявила твердость. Гнатюк, по ее словам, сказал, что она часть лагеря «стерилизовала».

Ольга Чернышева. Возьми ничто и храни хорошо. Объект

Сигутина хотела, чтобы было кошерно, но в Веретьево кошерно выйти не может: слишком некошерна наша российская современность, слишком тесно Веретьево с нею связано.

Веретьево — полигон для буйных ролевых игр политтехнологов: в партизан и фашистов, в пионеров и пионерок, в Пушкина и Дантеса. Бывший пионерлагерь теперь принадлежит Андрею Гнатюку, президенту холдинга «Группа ИМА». Гнатюка недавно наградили важным правительственным орденом: группа ИМА успешно делает серьезные политические дела. Настолько серьезные и настолько успешно, что даже страшно сказать (да-да, вы все поняли верно). Искусство для них — экстремальный вид спорта, используемый как разрядка. Разрядка заканчивается громким ржанием: а как иначе, без этого в нынешней политике просто не выживешь.

Алексею Булдакову в пейзаже Веретьева привиделся столб нефти

Сейчас уже во второй раз Гнатюк предоставляет свою площадку (и бюджет) для реализации чужого арт-проекта: в июле тут разместили часть молодежного биеннале, а теперь вот фестиваль актуального искусства. Зачем он согласился? Потому что он заводной гостеприимный человек — раз; потому что арт нынче в моде — два. Ему, как он говорит, предложили часть произведений оставить себе. Для Гнатюка это вообще-то норма, тут все так и поступают (не тащить же фанерного зайца в Москву), но что делать с большими несмешными картинами, он пока не знает.

Но в целом Гнатюк скорее доволен. Кто немного расстроен, так это знаменитый Андрей Бильжо, ветеран старого Веретьево и поклонник совершенно другой художественной модели. Он, по его словам, за «Чукоккалу», когда один пишет рядом с другим, поверх другого и никто никому не мешает, всем хорошо на одной кухне. А потом — ничего не выбрасывать, все хранить, а через поколение достать фанерного зайца и сказать: «Ну ни фига себе!»

«А если бы всё выбросили, то ничего бы и не было!» — повторяет он как тавтологическое заклинание. Он серьезно волнуется. «Ничего бы не было» — для него это ужасная перспектива: отсутствие истории, памяти, теплоты.

Я собираюсь авторитетно заметить, что для авангарда эта перспектива как раз самая желанная — сбросить Пушкина с корабля, убрать сантименты, почистить весь кич, оставить белые стены, чтобы «ничего не было», кроме пустоты. Да и самого произведения тоже желательно чтобы «не было», чтобы не фонила материальность, жир. Тут я вспоминаю, что на «Арт-Веретьево» как раз не так. Там, где могло быть еле заметное вторжение в природу, стоит прислоненная к березе тяжелая картина, которая рано или поздно повиснет у кого-то над диваном. Посреди поля на постаментах под колпаками — не эфемерные природные объекты, а вполне себе ценные музейные вещи, и при малейшем признаке дождя их убирают в дом.

Пока я размышляю, Бильжо продолжает воспевать прошлое. «Из него растет дизайн — вот всеми любимый Филип Старк хочет сделать нечто столь же популярное, как старая трехногая табуретка, поэтому выбрасывать нельзя и т.д. и т.п. . » — «Ну не знаю, — вступает в разговор архитектор Евгений Асс. — Но мне одно приятно — что Филип Старк закончил свою карьеру со словами «я и так уже засрал весь земной шар». По-моему, тоже, на земле уже многовато искусства. И не всякое должно выживать».

Читайте также:  Где взять железный купорос

Инсталляция Алексей Каллимы «Ловушка для вампиров»

Фанерные зайцы внезапно начинают мне казаться чем-то гораздо более некоммерческим, чем актуальное искусство. Да и так ли уж отличается современное искусство от фанерных зайцев? Не есть ли оно такая же прикольная шутка, только для другого, более изысканного (или более извращенного) круга? Не засмеялась ли я хотя бы из вежливости при виде куста, обмотанного цветным скотчем, который Алексей Каллима назвал «Ловушкой для вампиров»? Засмеялась. А что же еще мне было делать-то? Не о «критической» же позиции говорить?

И не есть ли типичная работа «актуального художника» сегодня — точно такой же вдохновенный полухалтурный дизайн для оформления приятной встречи друзей, как и пресловутый заяц?

Во всяком случае, с отрывом лучшая художественная работа в Веретьево (если считать и гнатюковское, и маши-сигутинское) — это дом самого Гнатюка, им же самим и построенный: абсурдистский, по сути дела, ассамбляж из огромных пластиковых стеклопакетов и бревен. Большая, до странности красивая и, главное, полезная вещь.

Майя Колесник. Без названия

P.S. Художникам в Веретьево понравилось. Кому-то пригодилась бесплатная мастерская, кто-то в первый раз в жизни написал этюд с натуры. Всем пришлось по душе купанье. Те, что скучали, занялись излюбленным делом современного художника — теоретическими беседами. Говорят, было здорово.

Правда, потом надо было выставку монтировать. Пошли проблемы. Рабочие все «таджики» (понятие собирательное). Они в Веретьево живут и работают круглый год — строят. Арт не входит в их прямые обязанности.

«Надо было повесить две картинки и три железки. Дали мне якобы самого вменяемого, — жалуется Дмитрий Гутов. — «Чё нужно? А, пассатижи. И молоток. Я пошел». Приходит через полчаса, молоток забыл. «Ну я ж не могу все запомнить». Два гвоздя вбил, говорит: «У меня уже пятнадцать минут как обед». Реальный ужас. У них тут на всех таджиков две рулетки, они связываются по рации. Это наихудший монтаж в моей жизни». Одни художники с восторгом подхватывают тему, другие совестливо молчат. По их горестным наблюдениям, в лагере нет техники безопасности, таджики ходят по стропилам без страховки, даже напарника, который бы лестницу держал, у них забирают.

В день открытия таджиков нарядили в парадную морскую форму — как выяснилось, это давняя причуда хозяина. По его словам, они это обожают, тем более что участие в ролевой игре временно избавляет их от более тяжелой и неприятной работы.

Гнатюк пока еще думает, делать ли из Веретьево «новый Сенеж» — постоянную «арт-резиденцию», стол, кров и мастерские для художников. Вообще-то, для по крайней мере полусотни друзей стол и кров у него всегда находятся. Но вот художники. Слишком большая ответственность. Да и могут не вписаться в обычную веретьевскую компанию.

Я подумала, не предложить ли ему и для художников завести специальную форму?

Жизнь в Веретьево столь прекрасна, что искусство кажется не слишком нужным

Выездной эко-арт-тренинг 2 в 1! Отдых на природе и познание новых методик в арт-терапии

…состоялось 21 сентября (Пт) 2018, проходило с 18:00 | 2 дня 4 часа | Скриплево | Александр Иванович Копытин (Санкт-Петербург)

Сентябрьский рекреационно-тренинговый курс экологической арт-терапии “Природа, тело, душа, творчество”

Как избавиться от стресса в современном ритме жизни, сделать глоток свежего воздуха и начать преображать мир вокруг себя?

Для кого будет полезен этот тренинг на природе?

Для тех, кто не тратит время и деньги попусту, готов совместить возможность отдохнуть с познанием и раскрытием творческих способностей в себе. После семинара вы сможете научить ваших близких и знакомых данной методике и начнёте видеть “экологию души” в человеке.

Курс будет также весьма интересен для специалистов-психологов, арт-терапевтов, людей, имеющих отношение к экологии, верующих, интересующихся психологией и вопросами экологического развития общества, социальных работников, педагогов.

Для людей, находящихся в постоянном стрессе на работе и дома! Женщины, на плечах которых дом, семья, дети, а у многих ещё и работа, знают как нужны порой силы, а собственных ресурсов на всё уже просто не хватает. Эмоциональное выгорание на работе или в семье — то, с чем не нужно мириться. Этот курс однозначно будет полезен вам, испытывающим на себе стрессовые воздействия. Несколько дней перезагрузки, обретение новых источников силы, стабильности, гармонии и внутреннего покоя — то, что вам жизненно необходимо.

В результате этого курса происходит изменение отношения к себе, окружающим и миру вокруг, открываются новые способы общения и взаимодействия с природой, как своей (своим внутренним миром), так и с той, что нас окружает.

Полезные навыки творческого взаимодействия в семье, обществе, в среде обитания пригодятся всем, но особенно — родителям детей и подростков. Курс раскроет творческие способности и поможет применять их на практике при воспитании подрастающего поколения.

Для людей ищущих, данный курс тоже весьма полезен. За время поездки вы познакомитесь с новыми людьми, увидите новые красивые места Подмосковья, познаете основы психологии творчества и экологического сознания, просто хорошо отдохнете.

Стоимость прохождения курса сопоставима с ценой отдыха в бюджетном отеле, где вы обычно просто тратите своё время на удовольствия, а здесь вы ещё и получите знания от ведущего специалиста в области эко-и артпсихологии, Александра Ивановича Копытина.

Что вы получите вовремя и после курса?

На курсе вы познакомитесь с основами телесно-ориентированных практик эко-арт-терапии:

  • дыхание, сочетающееся с ориентацией в среде;
  • “сканирование” телесных ощущений;
  • освоите некоторые техники телесно-ориентированной экологической и средовой арт-терапии;
  • по-новому начнёте воспринимать мир природы, себя и окружающих в нём.

Участники тренингового курса пойдут через несколько увлекательных трансформационных игр: “Опытные археологи”, “Поводырь и слепой”, “Ищущий”, “Слушающий в тишине”.

По завершении курса вы получите массу новых знаний и ощущений, познакомитесь и интересными людьми, снимите стресс и научитесь это делать качественно, осознано и регулярно. Для специалистов будет немаловажным получение сертификата о прохождении курса по арт-терапии с зачётом определённого количества часов.

Почему именно этот курс и почему у нас?

Под руководством А.И. Копытина участники восстановительно-тренингового курса “Природа, тело, душа, творчество” познакомятся с основами теории эко-арт-терапии. Узнают основные идеи экопсихологии и экотерапии, влияющие на развитие средового и экологического подходов в арт-терапии. Получат представление о терапевтической среде в эко-арт-терапии. Разберут концепцию “Зелёной Студии” как основной арт-терапевтической среды.

Экологическая арт-терапия, как способ познания себя, достаточно молодое, но очень интересное и эффективное направление для развития духовности и целостности личности современного человека. В нём резонируя друг с другом, искусство и природа, дают нам понимание своего места в окружающей среде, гармонизируют отношения в паре “Человек — Природа”, восстанавливают утраченные эмоциональные связи с миром. Методы эко-арт-терапии предполагают получение терапевтического эффекта от работы с природными материалами, проявление творческой активности в природной среде, применение принципов экологии к своей повседневной жизни. Эко-психолог арт-терапевт создаёт особое пространство в природной среде, которое отзывается внутренним резонансом где-то там, в глубине души. Которое помогает найти ответы на свои вопросы, понять что-то сокровенное, осознать, принять, перепрожить. И в этом специалисту арт-терапевту помогает своей красотой и неповторимостью сама природа.

Почему это работает?

Процесс изучения и познания своего внутреннего мира через гармонию природы будет проходить в живописнейшем месте, берегу волшебного озера города Дмитрова. Здесь, вдали от городского шума и пыли мегаполиса, можно отдохнуть, набраться сил, почувствовать радость творчества, которую дают практики экопсихологии, обрести желание делиться с окружающими новыми знаниями, наполнять все вокруг созидательной энергией.

А.И. Копытин — известный и один из ведущих специалистов в области арт-и эко-сознания. Сам мастер и создатель уникальной работающей методики проведёт этот курс для вас.

Бонус! Психологическая игра “Искусство Баланса”.

Эта возможность для тех, кто не куда не спешит и не торопится. Может быть проведена как перед началом тренинга, так и после него, перед отъездом. Данная игра поможет вам увидеть в себе, что вы на самом деле переживаете сейчас в себе по отношению к миру, людям, Творцу. Подскажет, как найти “золотую середину” между постоянными вопросами благосостояния, удовольствия, самореализации. Задуматься об истинной свободе Человека.

Ссылка на основную публикацию